воскресенье, 13 мая 2012 г.


Об авторе


Вот такая я
Здравствуйте! Меня зовут Лёля. Мне 15 лет, я учусь в еврейской школе №144 города Днепропетровска. Увлекаюсь чтением, спортом. Историей своей семьи заинтересовалась, когда мне было 9 лет. Моя первая работа "Мне рассказала мама..." была представлена на IV Международном Конкурсе "Уроки Холокоста - уроки толерантности". С тех пор я стала чаще расспрашивать бабушек и маму о том, что они помнят, знают о нашей семье. Мне хочется, чтобы эти истории никогда никем не забывались и когда вырастут мои дети, они обязательно об этом узнают…

понедельник, 7 мая 2012 г.


Мне рассказала мама...


2001 г.
     Однажды я смотрела свои фотографии и увидела снимок, где я маленькая стою возле какого-то памятника, а вокруг много цветов. Я спросила у мамы: «Где это я?». И мне рассказала мама, что это Памятник Славы. Его поставили в память о победе в войне с немцами. А еще она рассказала, что в эту войну погибло очень много людей. А я спросила: «А кто погиб у нас?». И мама рассказала, что мой прадедушка Плинер Борис Львович пропал безвести в 1944 году. А прабабушка Каждан Вера Николаевна была расстреляна 23 мая 1943 года в г. Новомосковске.
     Когда началась Великая Отечественная война семья прабабушки жила в г. Новомосковске. Прадедушка сразу ушел на фронт, а прабабушка осталась в городе. В Новомосковске была подпольная организация, и моя прабабушка была связной подполья с  партизанами. Ей было всего 33 года, у нее было         четверо детей, и она была женой еврея. В  мае 1943 года подполье предали. Все были арестованы. Прабабушка получила записку о том, что ее ожидает встреча с мужем, который приехал с фронта к ней на встречу. В условленном месте ее ждало Гестапо. Всех пленных держали в здании школы. Моя бабушка вместе с сестрами и братом каждый день приходили к школе, и прабабушка выглядывала в окно третьего этажа. Однажды она им сказала: «Если в воскресенье не выгляну -  значит,  меня расстреляли». В воскресенье она не выглянула. Моя бабушка Лида ясно помнит, что накануне ее бабушка Химка прятала их в овраге, а их дом горел. Бабушкина сестра Тамара помнит, как их бабушка Химка сказала немцам: «Забрали матір, забирайте і дітей!"     Старшие бабушкины сестры рассказывали, что после этого их забрали и возили на расстрел. Их посадили в грузовую машину и повезли в Днепропетровск. Место расстрела было на улице Полевой (пр. Кирова возле Педагогического училища). Но что-то произошло. Их целый день продержали там, а вечером подошел немецкий офицер, дал им хлеб и отпустил. Всю ночь дети сами шли из Днепропетровска в Новомосковск (старшей сестре было 14, младшей –  моей бабушке – 3 года). Бабушка Химка не выдержала смерти дочери и скоро умерла. Еврейских детей прятали по подвалам знакомые родителей. В октябре 1943 года Днепропетровск и Новомосковск освободили. По городу ездила бричка, и собирала бездомных детей. Так моя бабушка со своими сестрами и братом попали в детский дом.


2009 г. Воспитанницы Детского дома №25 спустя 65 лет
    Прошло почти 70 лет со Дня Победы. В нашей семье помнят о тех, благодаря которым мы живем. Каждый год 9 Мая мы едем в Новомосковск возложить цветы к Памятнику подпольщикам, встретиться с теми, кто был вместе с бабушкой в детском доме, чьи родители расстреляны вместе  с моей прабабушкой. До сих пор стоит школа, в подвале которой была расстреляна моя прабабушка. Там  учатся такие же ребята, как я. Они живут под чистым голубым небом. А имя моей прабабушки Каждан Веры Николаевны навсегда записано в Книге Памяти Украины.
2009 г. Я и мама

    А когда в 1965 году 24 мая родилась моя мама, бабушка дала ей имя Победы в честь своей погибшей матери – Виктория.     

"Вчера раки были по три, а сегодня по пять..."


Лев Плинер
     Я никогда не видела своего дедушку. Он умер еще до моего рождения. В моем сознании он такой, как на тех фотографиях, которые с трепетом сохраняются в нашей семье. Но однажды я была очень удивлена и шокирована, когда посмотрела фильм "Собачье сердце". Я не могла оторвать свой взгляд от товарища Швондера. В актере, игравшем эту роль я "узнала" своего дедушку. А потом и мама рассказала мне интересную историю.
Роман Карцев в роли Швондера, 
по материалам сайта http://ruskino.ru
     В 1980 году бабушка с дедушкой были в Москве. Их пригласили в ресторан "Узбекистан". Мужчины решили выйти покурить. Когда они вернулись за столик, речь их понять было  очень трудно. Когда они пришли в себя, то рассказали, что моего дедушку актер Евгений Леонов (который тоже зашел в ресторан) перепутал с Романом Карцевым. Леонов подошел к дедушке и заговорил так, как-будто перед ним стоит не Плинер Лев, а  сам Карцев. Мужчины от удивления даже не успели ничего возразить и ответить актеру - он от них уже отошел.

     Прошли года... После смерти дедушки, его портрет занял почетное место в доме моей мамы. Однажды к ней зашли знакомые. Первый вопрос, который они задали был:"А что у тебя дома делает портрет Карцева?" Когда же они услышали ответ, то были не меньше удивлены таким сходством.

Из поколения в поколение...


По материалам сайта
http://sterngotovit.com   

    Лет тридцать пять тому назад мама с огромным удовольствием бегала к своей бабушке Фане, чтобы посидеть с ней на кухне и помочь что-нибудь приготовить. Уже тогда мама задумывалась, почему только раз в году бабушка пекла очень вкусные треугольные пирожки с маком и  хворост для бульона. Пирожки были понятные, а хворост был необычно-большого размера. Маме даже разрешалось делать дырочки вилкой на тесте. 
По материалам сайта 
http://www.moshiach.ru 
     Прошло еще немного лет и мама начала работать в еврейской школе.Проработав год в школе, она вспомнила эти пирожки и "хворост". Конечно, это были гоменташ и маца. Во времена маминого детства нельзя было громко говорить, что ты еврей и соблюдаешь традиции. 
     Сейчас мы открыто соблюдаем традиции, кушаем в Песах мацу, а на Пурим - гоменташ. И эти традиции никогда не умрут пока они в наших душах и сердцах. А рецепты мы сможем передать и нашим потомкам.

воскресенье, 22 апреля 2012 г.


Первый раз в первый класс!


1946 г. Первый класс
     В один прекрасный день сорок пятого года все друзья моего дедушки Лёвы в первый раз пошли в школу. Он завистливо смотрел им в след и мечтал пойти с ними. Но его не брали, потому что ему не хватало ещё полгода. Он очень просил маму, чтобы она его отпустила. Прабабушка, не выдержав его мольбы, пошла к директору школы и попросила разрешение, чтобы сын посидел несколько дней в школе. Через два дня, придя из школы, Лёва заявил:
-Больше я в эту школу не пойду!
-Почему? - спросила его мама.
-Мало того, что на уроках не разрешают разговаривать, так ещё и кушать тоже не разрешают!
Так закончилась первая попытка моего дедушки получить образование.


пятница, 20 апреля 2012 г.


Бабий Яр


Прабабушка Фаня с мужем Семеном
  После освобождения Днепропетровска в 1943 г., эвакуированные семьи стали возвращаться в родной город. Возвратилась и семья моего дедушки Левы: бабушка, мама и две его сестры. В это время (1944 г.) они получили похоронку на отца. Прадедушка умер в госпитале от ран.  Прабабушка Фаня осталась одна с тремя детьми. Она пошла работать в столовую, чтобы прокормить своих детей. В 1946 году в столовую зашел фронтовик. Ему понравилась приветливая официантка и они познакомились. Семен (так звали фронтовика) рассказал, что сам он киевлянин, но в родной Киев не хочет возвращаться. Там была его семья – жена и сын… Была… Она и сейчас там, только в Бабьем Яру. Не успели они эвакуироваться и были отправлены фашистами на веки-вечные в это страшное место.
     Со временем прабабушка вышла за Семена замуж. Он принял и детей. Очень долго дети не могли признать в нем замену отца. Но терпение, любовь и забота ко всем троим победила. Все стали называть Семена «отцом», а впоследствии и «дедом».  Моя мама рассказывает, что более любящего деда она никогда не видела.


Сапоги были спасены!


Теперь уже Лева - защитник!

 Во время войны семья моего дедушки (мама и две сестры) были эвакуированы в город Ташкент. Дедушка рассказывал, что в это время ему подарили настоящие сапоги – гордость любого мальчишки. Однажды, когда дедушка гулял, к нему пристали старшие мальчишки и пытались силой снять с него сапоги. Дед не мог допустить этого! Он упал, кричал,  ему было больно и обидно, но сопротивлялся, как мог! В это время мимо шел мужчина, который разогнал мальчишек и отвел дедушку домой. Сапоги были спасены!


Голодные годы


1957 г. Выпускной класс
     В марте1950 года моей бабушке было всего 10 лет. В это время по оговору ее отец сидел в следственном изоляторе на улице Чичерена. Каждый день бабушка должна была через полгорода носить ему передачу. Время послевоенное, голодное. Что могли две девчонки 10 и 12 лет приготовить отцу? Им помогала соседка. Каждый день была жаренная картошка, которую дети не могли позволить самим себе. Неся сумку с картошкой, бабушка только и думала об этой замечательной еде: «Съем одну – никто и не заметит». Вот с такими мыслями доходила бабушка до тюрьмы. Но, увы, в сумке картошки оставалось совсем чуть-чуть…


Сталинские репрессии


1990 г. 
      После возвращения из Германии, где по окончании Великой Отечественной войны восстанавливал страну от разрушений, мой прадед Каждан Яков работал в г.Новомосковске Днепропетровской области на Жестекатальном заводе (ныне Новомосковский трубный завод) заместителем начальника погрузочного цеха. В то время отгружали трубы ночью и заказчики расплачивались наличными деньгами. Весной 1950 года начальник цеха, получив деньги, скрылся. Долго это дело не разбирали – был еврей, на которого можно было все списать. Так мой прадед получил 8 лет тюрьмы, его лишили воинского звания "капитан" и исключили из Коммунистической партии Советского Союза. В 1953 году, после смерти Сталина, он был полностью реабилитирован. Ему хотели вернуть звание и партбилет, но прадед сказал:"Один раз мне партия не поверила. Поверит ли еще раз?"

Великий кулинар


Прапрабабушка Нехама с внуками
   
      Первая половина ХХ века…  Моя прапрабабушка Нехама еще молодая и полная сил женщина. Легенды о ее кулинарных способностях разносились из дома в дом, из семьи к семье по всему Днепропетровску. Самые зажиточные еврейские семьи готовы были записываться в очередь к Нехаме, чтобы она приготовила угощения для самых значимых семейных торжеств: помолвка, свадьба, брит-мила, дни рождения… Никому она не отказывала. И даже после окончания Великой Отечественной войны, когда народ отстроился после разрушений и бед, прапрабабушку вновь стали приглашать. Она уже не могла сама все делать, она стала местным шеф-поваром – составляла меню, говорила какие продукты надо закупить, давала «указания» своим помощникам.
      С тех пор прошло много лет. У прапрабабушки было пятеро детей, но научилась также вкусно готовить только моя прабабушка Фаня. У Фани было трое детей – две дочери и сын (мой дедушка Лев), но научилась готовить только моя бабушка Лида, у которой научилась готовить моя мама. Сейчас учусь готовить я.
      Старые рецепты до сих пор переходят у нас из поколения в поколение.